Статьи

Ассортимент магазина насчитывает более 1000 видов тканей. Мы предлагаем широкий выбор нарядных высококачественных тканей от ведущих мировых производителей для пошива танцевальной одежды, одежды для спортивных танцев, одежды для эстрадных костюмов, одежды для подиума и т. д. В арт-салоне «Айседора» вы можете приобрести такие ткани, как: лайкра, бифлекс, диабло, органза, шифон, габардин-стрейч, атлас, атлас-стрейч, бархат-стрейч, пера-шифон, голография, натуральные шелка, жоржет, сетка-стрейч, сетка-вуаль, лаке, искусственная кожа, эксклюзивные ткани, диско-ткань.
 

Интервью с Сергеем Дувановым, руководителем танцевально-спортивного центра «Латинский Квартал»: на турнире «Кубок Латинского Квартала», Москва, зал «Крокус-Экспо», 23-26.02.2012

— Сергей, расскажите, пожалуйста, о Вашем турнире: какие изменения произошли, как он развивался, менялся на протяжении времени? Что было раньше, что сейчас? Насколько всё выросло, изменилось с развитием самого танца, поделитесь?

— Вопрос, конечно, безумно интересный, потому что когда мы собирались вместе, готовили это десятилетие - мы окунулись в воспоминания, в архивы какие-то влезли, нашли первые журналы, которые мы выпускали, рекламки 2002 года - к самому первому конкурсу... вспомнили «Манеж», первые два летних конкурса.

Ну, я так скажу - наша область досуга, спорта и так далее развивается очень быстро и, соответственно, в связи с этим, как любая форма серьезной деятельности, формализуется очень серьезно. То есть, если раньше - превалирует, в общем-то, где-то энтузиазм, желание сделать... примерно представляешь, как это хочется, и... особенно благодаря памяти людей о том, что мы только что танцевали - многие люди готовы были помочь. И это так - «на коленке», «давайте сделаем, давайте сделаем»... А сейчас получается, как я посмотрю, все последние три года - целая фабрика конкурсов, можно сказать, четырёхдневная фабрика конкурсов.

Конечно, безусловно уже есть команда, которая работает на это и качественно всё делает: это и наш клубный администратор Дорофея Ивановна, и Дмитрий Быков в чём-то помогает, и Дмитрий Сергунин, многие ребята из клуба... Мамы всё знают, что делать многие - поэтому безусловно всё лучше. Хотя мне бы хотелось ещё улучшить организацию. Често говоря, я мечтаю так всё сделать и организовать, чтобы ребята-танцоры не участвовали вообще. Хотя с нашим администратором мы тут спорим: она говорит, это воспитательный момент, - и пока мы не пришли к общему выводу. Ведь дух клуба, дух-то дух... Но один пришёл к десяти, другой к двенадцати - обиды там и так далее, это не очень-то здорово... Плюс, конечно, очень сильно в течение этих трёх лет помог «Академсервис». Наш конкурс был чуть ли не первым или вторым здесь - в «Крокусе-Экспо».

Денис Кузнецов, по-моему, первый провел, мы вторые - в этом здании. Это, получается, было два года назад, сейчас третий раз. И за эти два года, весь менеджмент, весь персонал, настолько хорошо набил руку на этом, что они очень серьёзно помогают. То есть охрана точно знает, что делать, человек, который отвечает за питание точно знает, что нужно делать, гостиница готова помочь на 100 %, причём не надо при этом объяснять кто ты, что ты и так далее... В то же время мне нравится, что они удерживают дистанцию и, если я приезжаю через неделю уже как судья, со мной здороваются, делают это вежливо, никто не кричит «это ты же был главный только что...» Так что эти два фактора, а, главным образом, опыт - превратил наше событие в такую вот фабрику... Хотя, всё равно, знаете, я смотрю этот конкурс, анализирую, вижу какие-то недостатки. Главный из них на сегодня, из тех, что я вижу - всё-таки это сложно. Всё-таки я, педагог бального танца, делаю конкурс.

Он у нас со Светланой отнимает столько сил, что из конкурса начинает уходить персонализация - нас самих становится меньше. То есть, я считаю, именно мы должны вести вечернее отделение, должны делать этот праздник, а так как ты устаёшь, так как это очень тяжело, то - просто не хватает сил. Я вчера почувствовал, что надо, надо было... Что я хочу сказать: предположим, если первый день прошёл где-то на энтузиазме, я имею в виду первый день - Чемпионат России - на энтузиазме самого этого действа - и зрители, и так далее, то вот вчера уже драйва немножко не хватало, хотя всё для этого было - пары классные, программа не загруженная, не тяжёлая - вечером, я имею в виду. Ну, он мог быть более - именно праздничным, что ли... Так сегодня я вижу. Вот об этом надо думать, это следующий этап. Новые этапы... На самом деле, я хочу дальнейшего развития...

На этом конкурсе мы начали работать с телевидением и моя следующая задача - превратить вечерний «гала» - в отдельный продукт, который можно использовать, продавать. Условно я себе представляю схему так: весь день до 6 часов мы делаем для танцоров для них своя цена билетов. На мой взгляд, она должна быть меньше, чем сейчас. Потому что сейчас, на нашем конкурсе, это всё дорого, оно должно быть меньше - для зрителей. Я имею в виду тех, кто с ними приходит: по сути, они тоже участники, а не просто зрители. Поэтому цена для них должна быть меньше. В 18.30 мы всем говорим: «До свиданья», в 19.30 - оркестровая группа встречает людей, которые приходят на действо, чтобы получить удовольствие и платят за это удовольствие соответствующие деньги. Это другие люди, другая атмосфера. Может быть, и танцоры, но уже в несколько другом качестве.

— На Вашем турнире всегда царит хорошая, лёгкая атмосфера. Приходилось бывать на разных турнирах, не был на вашем самом первом здесь, но был на прошлом - и моё мнение, и мнение других людей о вашем турнире очень позитивное, всегда очень хорошие отзывы и от других тренеров, танцоров, просто людей. Здорово, когда так получается.

— Наверное, да. Я очень надеюсь, что это так. Как-то раз я обсуждал работу своей танцевальной школы с тренером по организации бизнеса, специалистом высокого уровня. И, когда мы обсудили все параметры - всё, что нужно - как должны работать ресепшн, менеджмент и так далее. Я говорю, ну, а как же дух клуба - он говорит, нет, это не считается. Это всегда есть, харизма и тому подобное, но это мы это не учитываем. Безусловно приятно, что это есть, этот дух - как в самом нашем клубе «Латинский квартал», но он есть сам по себе. А конкурс остаётся конкурсом: всё равно он жесткий, победитель один, остальные вылетают - как и в любом другом конкурсе. По-моему, это очень неприятно.

— Вы всегда, насколько я знаю, используете живой оркестр. Это очень здорово украшает вечернее отделение. Как такая идея пришла и сильно ли это удорожает мероприятие?

— Конечно, да. Они же специально приезжают, им нужна гостиница, питание, гонорар. Это хорошие деньги, серьёзная сумма. Но в силу того, что мы пока не можем предложить полноценное вечернее «гала», мы, таким образом, компенсируем этот недостаток и стараемся доставить удовольствие нашему зрителю.

— Что важно танцевальной паре развивать в себе, чего стоит сторониться, избегать, чтобы танцевание вырастало в целом и становилось лучше, качественнее?

— Я, честно говоря, считаю, что наш спорт именно тогда будет развиваться по-настоящему, когда сам танцор будет относиться к нашему виду спорта, как к шахматам - то есть воспринимать это как то, что, в первую очередь, ты делаешь головой. Умение думать, что нужно, умение анализировать знания, которые ты получил, умение закладывать в программу, то, что ты должен сделать, и именно это делает пару интересной. Потому что интеллект даёт возможность выражать свою харизму. Что мне сегодня не нравится - на сегодняшний день очень много появилось танцоров, которые, в плохом смысле, натренированы, натасканы. Им дают много уроков, всё отработано до миллиметра, но это отработано не ими, а тренерами. Они сами не имеют к этому отношения. То есть, получается, педагог не два урока, а три урока, не три урока - так четыре урока: «делай самбу, нос сюда, голову сюда, руку сюда». Это не правильно и это портит наш жанр - это выхолащивает харизму. Пара теряет себя, уникальность, самобытность, оригинальность. И нужно учиться, учиться на самом высоком уровне... Вот я сейчас вижу, как пара - она в начале к этому привыкает и, становясь лучше, зомбируется - привыкает к тому, что её должны тренировать. Она теряет способность саморазвиваться, то есть, к сожалению, её хватает на полтора часа практики - как бы поплясать и всё - а подумать, представить, что нужно, можно сделать, чтобы станцевать ещё лучше, вырасти в танце...- этого не хватает.

— Трудно ли сегодня судить на площадке - выбирать действительно достойных?

— Вы знаете , танец вырос технически, по умению ребят. Парадокс в том, что выбрать лучшего или расставить по местам с первого по шестое, как правило, не сложно - на высоком уровне, я имею в виду конкурс разряда WDSF . Сложно из 48 в 24, из 24 в полушку - вот это. Даже из половинки - в финал бывает очень непросто отобрать. То есть бешеного качества, мощи и силы сто пар - то есть когда они встречаются - выбрать в 48 - очень сложный тур. А вот есть европейские конкурсы, удобные по расположению, куда много пар с хорошим уровнем выезжает. И ты начинаешь судить, и первый тур отбираешь пар 30 и будет сейчас реданс - и невозможно просто выбрать среди равных. И сейчас очень вырос средний уровень пар - он очень-очень высокий. А лидеров, ярких лидеров, героев - их всё равно мало.

— Существует ли свободное время, в которое вы можете встретиться с друзьями, танцорами, людьми из прошлого вне клуба, посидеть где-то, вспомнить былое, или совершенно нет на это времени? Может быть есть какие-то специальные места таких встреч?

— Нет, вы знаете, наша жизнь со Светланой поделена очень жёстко на две части: первая часть - это наша работа, наши танцы, которые тоже наша жизнь, и вторая часть - всё свободное время мы пытаемся и хотим отдавать нашей дочке, которой сейчас 7,5 лет. Естественно, родители, я особенно, в возрасте постарше - всё, что не в танцах, я хочу отдать туда, и я чувствую сейчас, к сожалению, к своему глубокому сожалению, что за свою танцевальную карьеру, за тренерский бешеный ритм... я друзей растерял по жизни. Остались лишь имена, звонки, поздравления с новым годом...

— Совет молодому тренеру - как не навредить при обучении начинающим студентам, детям?

— Это ворос вопросов, на самом деле, сегодня. Потому что очень часто, на самом деле, возникает сложная ситуация. Молодой тренер, как правило, он не дотанцевал. Мы не говорим о молодом тренере Сильде, мы говорим о большой массе - тех, кто, предположим, достиг S-класса, ну, дай Бог, вышел в М-класс. То есть он не дополучил - я не говорю о знаниях - он не дополучил того опыта танца на высоком уровне, поэтому ему нужно это чем-то копменсировать, он должен учиться бешенно. Потому что мы не знаем на этом уровне, какой у него самого был тренер, насколько квалифицированный. И потому нужно учиться, кассеты смотреть, всё анализировать - то есть что нужно? А нужно выстроить свою систему преподавания. То есть у каждого человека, прожившего долгую жизнь в танцах, достигшего каких-то высот и начавшего преподавать, по-тихоньку складывается такая система... Ведь мы все на высоком уровне пользовались многими педагогами, не одним. Мы много занимались - с Салбергом, Колином Джеймсом... Наша плеяда - мы, Никовский, Данилов - те, кто первые начал учиться... И когда ты берешь уроки у разных педагогов, получается, волей-неволей, ты должен их как-то упаковать (систематизировать эти знания и выстроить их в свою систему преподавания). И когда заканчиваешь танцевать, «упаковку» корректируешь на точку зрения тренера и начинаешь корректировать как судья. И вот - елочка у тебя подросла, стала дальше расти - ты начал понимать что к чему... А, получается, молодой тренер, он этой базы, первоначальной, лишён. Он так много не занимался... Зачастую, даже в Англии когда занимались раньше - тыкнут: «бедро сюда, лопаткой сюда нажми» , - любительским танцорам схему не объясняли или систему... Просто говорили, это сюда, это туда, эту ногу так, эту руку так. Плюс, иногда и языковой барьер мешал. Это всё проблемы, и поэтому надо бешенно учиться... Проблема ещё и в том, что зачастую молодой , не дотанцевавший танцор, не дополучивший звездности, славы - начинает это не правильно компенсировать как тренер. Его распирает от того, что он кем-то руководит, что он такой супер, шикарный... Может быть, это в работе и можно использовать, но себе ты должен говорить: «парень, приехал, вечером пленочки посмотри - как этот сказал, как этот, как тот, подумай, съезди на конкурс, на своих ребят посмотри, на всех посмотри, поанализируй...» И у нас со Светланой, наример, есть, как минимум, два периода в год, когда мы входим реально в учебный материал - мы собираем всё, что было сказано за полгода, кто что сказал - и погружаемся в эти видео на 3-4 дня, устраиваем себе такой «мозговой штурм». Стараемся, стараемся - а как не стараться, когда такая конкуренция? Ты же понимаешь, что, если ты хочешь быть «на плаву» всё время, ты должень мочь что-то предложить.

— Существуют ли школы, стили - британский, русский, итальянский?

— Я как-то не анализировал глубоко, но, полагаю, что там, наверху, это всё должно обязано сойтись в одно, во что-то одно. Т.е. «топовая» пара должна удовлетворять всем - не быть ни русским, ни английским, ни итальянским чем-то - не быть однобокой..

— Как правильно подобрать себе танцевальную обувь?

— Я точно, наверное, не знаю... Когда я танцевал, у меня никогда проблем не было с ногами. Брал обувь обычного своего размера - и всё. Может быть, нам повезло... В то время у нас долгое время спонсорами были «Dance Naturals», и я никогда не заморачивался. Сейчас, как педагог, - там уже другие вопросы... Как танцор ты никогда 1--14 уроков не стоишь на ногах... ну, и возраст, наверное... Поэтому, я считаю, что может быть... может быть нужно... нет, я не знаю. Наверное, просто-напросто нужно попробовать - у каждого свои причуды. Вот, в наше время, это было модно, они только появились - туфли «от Донни Бёрнса» - они были на ноге как перчатка, был высокий каблук и ощущение - именно дамской перчатки - настолько тонкая кожа была и подошва сверху - пол очень чувствовался. Хотя нога, наверное, быстрее уставала, потому что там практически почти не было супинатора. Сейчас, возможно, что-то другое имеется...

Москва, ул. Пятницкая, д. 47, стр. 3
Тел. (495) 953-42-70, (495) 953-42-44
© Айседора. 2007-2014